Накануне реформы в России существовали два вида крестьянских общин — передельные, в которых переделы земель производились каждые 12 лет, и беспередельные, в которых они не производились 24 года и более. Для роспуска передельных общин требовалось решение не менее двух третей схода. Беспередельные общины распускались автоматически.

Процедура выделения отдельного крестьянина из общины была предельно облегчена. Теперь для этого не требовалось решения схода. Сход мог принимать решение о роспуске самой общины или ее сохранении, но был лишен возможности препятствовать выходу отдельного крестьянина и отказывать в предоставлении надела на правах безусловной собственности.

Выходящий из общины крестьянин взамен многочисленных земельных участков, разбросанных на значительном расстоянии друг от друга, получал право на компактный земельный участок — отруб, или мог поселиться на хуторе — отдельном земельном участке с жилыми и хозяйственными постройками. Если отвод или выдел земли к одному месту оказывался неудобным или невозможным, обществу предоставлялось право удовлетворить желающего выде литься домохозяина деньгами по взаимному с ним соглашению, а при недостижении соглашения — по оценке, устанавливаемой волостным судом (ст. 13 указа). В большинстве случаев община даже не могла обсуждать вопрос о том, выгодно ли ей откупиться деньгами от желающего выделиться. Община была обязана удовлетворить требования вышедших домохозяев в закреплении за ним земли и отводе их к одному месту. Связанные с реформой спорные вопросы решал уже не «мир», не крестьянская община, а государство в лице земских начальников и представителей государственных землеустроительных комиссий.

Ко времени утверждения указа 80 % надельных земель находилось в общинном пользовании, остальные 20 % — в подворном. Общинное владение землей было распространено по всей Центральной России, подворное — на западе Европейской России (исключая Царство Польское и Прибалтийский край).

При помощи укрепления правительство нарушало единство крестьянского мира; отруба разъединяли крестьянские наделы, а хутора уничтожали деревню и вместе с ней — тысячелетнюю крестьянскую традицию. Община обычно не возражала, если при очередном переделе кто-то изъявлял желание основать хутор на краю надела. Но хуторяне, зная о поддержке властей, чаще всего требовали себе земель, ближайших к месту их проживания и лучших по качеству. К тому же землеустроительные комиссии предпочитали не возиться с отдельными домохозяевами, а разбивать на хутора или отруба всю деревню, достигая согласия крестьян нередко путем грубого давления.

Согласно Манифесту от 3 ноября 1905 г. взимание с крестьян выкупных платежей за надельные земли отменялось с января 1907 года. С этого срока эти земли освобождались от лежащих на них, в силу выкупного долга ограничений, и крестьяне приобретали право свободного выхода из общины с закреплением за ними в собственность участков из мирского надела. Вместе с тем реальное осуществление этого права в большинстве сельских обществ могло быть затруднено как при определении размера, так и при реальном выделении участков, причитающихся выходящим из общины домохозяевам. К тому же в законе не был установлен порядок совершения сделок об отчуждении состоящих в подворном владении участков надельной земли, на которые у их собственников не имелось отдельных крепостных актов владения.

Для устранения имеющихся в законах препятствий к реализации крестьянами их прав на надельные земли в дополнение к ст. 12 Общего Положения о крестьянах в указе от 6 ноября 1906 г. были приняты следующие правила.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒

Мы будем рады видеть Вас в числе наших постоянных клиентов. С радостью поделимся нашим опытом и решениями в области технологий уборки, хранения, танспортировки и утилизации мусорных отходов.

 Тел: +7 (495) 772 49 34
e-mail: info@evrobak.ru