На землеустроительные общества были возложены не только организационные, но и некоторые правоустанавливающие функции. Так, в ответе крестьянину деревни Еськино Городищенской волости Герасиму Мирону Зебзиевичу от 16 января 1914 г. говорится: «...согласно ст. 57 наказа 19 мая 1912 г. Постановления Губернского землеустроительного общества от 7 сентября 1912 г. в долгосрочную аренду без торгов сдаются только срочные статьи лесного ведомства, имеющие площадь сельскохозяйственных угодий 15 десятин и более...».

Финансирование реформы обеспечивалось Крестьянским поземельным банком и образованными по закону от 7 июня 1904 г. кассами мелкого кредита. Последние включали кредитные, ссудносберегательные и общественные товарищества, а также земские кассы. Общее заведование учреждениями мелкого кредита было вверено Министерству финансов.

Каждое учреждение имело свой устав, который соответствовал местным условиям (не только губернским, но и уездным). Так, по постановлению губернского земского съезда размер ссуды не должен был превышать 500 руб. под 6 % годовых, а Кунгурское уездное земское собрание установило ее предел в 300 руб. под 4 % годовых (постановление заседания от 2 октября 1910 г.).

Решением Пермского губернского земского съезда выдача ссуд для частных лиц и сельским обществам производилась на одинаковых условиях, тогда как в центральных губерниях преимущество давалось частным лицам.

За период 1907—1916 гг. в Пермской губернии на хутора и отруба выделилось 16 096 хозяйств. Из сельских общин выделилось 12 541 хозяйство с площадью 210 тыс. десятин, что составляло всего 2,4 % по количеству дворов и 2,5 % по площади на начало 1905 г. Заметно возросло количество крестьян-охотников (со 192 тыс. в 1900 г. до 252 тыс. в 1910 г.). Это свидетельствует о развитии арендных отношений внутри сельской общины и вне ее.

Как и в целом по России, реформа изменила структуру сельскохозяйственного производства и способствовала его подъему. Валовой сбор зерна с 1906 по 1912 г. увеличился на 16 %, а его вывоз за пределы губернии с 1909 по 1913 г. — почти в 4 раза.

6. РАЗВИТИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА КУБАНИ В XIX — НАЧАЛЕ XX в.1

Землеустройство на Кубани с момента включения этой территории в состав Российской Империи восходит к высочайшей грамоте Екатерины II, в соответствии с которой 30 июня 1792 г. Черноморскому казачьему войску была жалована земля Кубани (приложение

4).

Этим документом было определено, что «все состоящие в упомянутой пожалованной Нами земле всякого рода угодья, на водах же — рыбныеловли, остаются в точном и полном владении и распоряжении Войска Черноморского...», то есть в его собственности. В последующем права собственности Черноморского войска на эти земли были подтверждены грамотами императоров Павла I и Александра I. В грамоте Павла I от 16 февраля 1801 г. сказано: «Жалуем и подтверждаем в вечном владении их (черноморских казаков) населенный сим войском остров Тамань» и добавлено, что всякого рода угодья на этой земле «пребудут в точном и полном владении и распоряжении войска Черноморского».

В соответствии с решением Черноморского казачьего войска от 1 января 1794 г. был принят его первый правовой документ, регламентирующий в том числе и использование земель; он вошел в историю как «Порядок общей пользы» (приложение 5). В п. 19 и 24 «Порядка» старшинам и казакам позволялось «в городах и селениях по желанию их иметь собственные свои дворы, а в степи хутора и мельницы, заводить леса, сады, винограды, хлебопашества и скотоводство. Вышеописанным старшинам и казакам навечно в спокойное показанными дворами, хуторами, мельницами, лесами, садами владение выдать открытые листы с тем, чтобы до онаго, кроме хозяина и законного их наследия ко владению никто права не имел, да и землею не утеснял».


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒

Мы будем рады видеть Вас в числе наших постоянных клиентов. С радостью поделимся нашим опытом и решениями в области технологий уборки, хранения, танспортировки и утилизации мусорных отходов.

 Тел: +7 (495) 772 49 34
e-mail: info@evrobak.ru